olegshnyrev

Categories:

Гребенщиков - почти забытый Сибирский писатель.

Георгий Гребенщиков считается представителем эмигрантской литературы первой трети двадцатого века, печатавшегося в Омске в период Гражданской войны.

В последние десятилетия Георгия Дмитриевича Гребенщикова (1883–1964) называют забытым русским классиком. В его романах и повестях есть все черты большой литературы: сложный художественный мир, новое географическое пространство Алтая, шагнувшее в мировое пространство на разных языках мира. И, наконец, традиционные для русской классики «проклятые вопросы», неразрешимые вопросы Бытия. Выходец с рудного Алтая, Гребенщиков сохраняет во всех своих текстах автобиографический код.

 Три его главных романа – эпопея «Чураевы», повествование о рубежных годах революции и гражданской войны «Былина о Микуле Буяновиче» и лирическая книга воспоминаний «Егоркина жизнь» – должен прочитать каждый патриот своей малой Родины. Гребенщикова относят к блоку эмигрантской литературы, но именно на большом отдалении от отчей земли создавались лучшие книги И. Бунина, И. Шмелева, Б. Зайцева и многих других.

Георгий Гребенщиков родился в селе Николаевский рудник на Алтае (после 1917 Каменевка Томская губерния; ныне — Шемонаихинский район, Восточно-Казахстанская область), в семье горнорабочего. В 1894, не закончив начальной школы, начал самостоятельную жизнь.

Перепробовав множество профессий, занялся журналистикой. Первые литературные опыты относятся к 1905. В 1906 выходит сборник рассказов и очерков «Отголоски сибирских окраин». С 1909 ответственный секретарь журнала «Молодая Сибирь», поступает вольнослушателем в Томский университет, знакомится с Г. Н. Потаниным, разделяет его взгляды на Сибирь.

В 1910—1911 по совету Потанина совершает этнографические путешествия по Алтаю. По их итогам делает доклады о староверах в Томском обществе изучения Сибири, читает лекцию о бухтарминских поселенцах в Сибирском собрании Петербурга, печатает очерк в «Алтайском сборнике». 

Весной 1912 по рекомендации Потанина становится редактором барнаульской газеты «Жизнь Алтая».

Октябрьские события 1917 года не принял. Годы гражданской войны провёл в Крыму, сотрудничая в местной печати. В 1920 году эмигрировал. Жил сначала во Франции, в Париже был тесно знаком с Н. Рерихом, Ф. Шаляпиным, К. Бальмонтом.


В 1923 году совместно с Н. К. Рерихом создал книжное издательство «Алатас». Среди книг изданных издательством «Алатас» можно отметить такие как «Держава света» Н. К. Рериха, «Николины притчи» А.Ремизова, «Голубая подкова» К. Д. Бальмонта, «Книга Жизни» проф. И. А. Сикорского, «Незримый гость» Ив. Умова.

С 1924 года — в США. В 1925 году штате Коннектикут основал селение «Чураевка».

Работал над многотомным романом-эпопеей «Чураевы». Эта эпопея оказала сильное влияние на литературные вкусы и чаяния русской эмигрантской молодёжи. В начале 1920-х годов в Харбине русская молодёжь создала литературный кружок «Молодая Чураевка». Несколько позже, в 1930-х годах, после переезда многих харбинских поэтов и писателей в Шанхай, там было основано новое литературное объединение «Шанхайская Чураевка». Оставил воспоминания об Иване Шмелеве.

Собрание сочинений в шести томах сибирского писателя Георгия Гребенщикова вышло в Барнауле в 2013  году к 130-летию со дня рождения  — это первое издание Гребенщикова в современной России.

Федор Шаляпин «Читая "Чураевых", я горжусь, что я русский, и с завистью жалею, что я не сибиряк».

Валентин Распутин «пока такие мастера есть, есть великая русская литература».

Небольшой случайный  отрывок из рассказа Смолокуры — это лишь подтверждение  писательского таланта Георгия Гребенщикова и любви его к своей Родине и любви к людям:

— Всякому своё счастье. И всякий по-своему его толкует.Куриному уму — куриное счастье, а сокол всегда будет летать по поднебесью. Конечно, вить гнёзда и выводить детёнышей на облаках нельзя — всё такое грешное и будничное

делается на земле, где столько драк промеж зверей и птиц, и насекомых, не говоря уж про людей, которые иной раз не на шутку видят счастье в том, если друг другу глотку перервут удачно.

Мало ли людей теперь, у которых ум как будто соколиный, а дела куриные: поклевать досыта зёрнышек в свежем навозе да снести яичко в безопасном месте — все и идеалы тут...

Хоть верхи взять, хоть низы!..

А всё-таки до боли жаль людей, душа болит о них... Хочется почаще говорить им колючие слова правды и хочется размягчить их сердце ласковой любовью, будь они князья или рабы в душе своей.

Потому что все люди жаждут счастья и тянутся к нему через все грехи и препятствия из всех чертогов и трущоб. Вот почему вспомнились мне наши смолокуры, люди самые последние среди сибиряков, всегда достаточных, степенных, сытых и смекалистых... 









Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded